Производственные смотры, армянское кино и заезжий маг: как жители Шахт трудились и отдыхали 95 лет назад

 

Кооперативное строительство

В двадцатые годы прошлого столетия молодым советским правительством проводилась новая экономическая политика (НЭП). Она характеризовалась тем, что в этот период в большом количестве создавались различные синдикаты и тресты, даже небольшие шахтёнки арендовали артели. Распространены были и кооперативы.
В апреле 1927 года правление Шахтинского жилкооператива «Горняк» готовилось к постройке трёх каменных двухэтажных домов.  В предыдущий строительный сезон уже были построены первые дома. В новом сезоне планировали строительство домов улучшенной планировки с тёплым коридором, изолированными комнатами с кухней, кладовой и ванной. 
Стоимость одного такого дома составляла 45647 рублей. Центральным коммунальным банком были выделены 75000 рублей, хотя требовалось 122788 рублей. Шахтинский окружной комитет ассигновал 20000 рублей, но это проблемы не решало, поэтому недостающую сумму было решено взять в кредит. Для этого председатель правления жилкопа «Горняк» выехал в Москву. 
Шахтинский горкомхоз выдал кооперативу разрешение на пользование местными каменными и песчаными карьерами. Остальные стройматериалы приобретались через Московский Центрожилсоюз.
Впоследствии построенные дома образовали микрорайон «Горняк». 
Здесь присутствуют три вида двухэтажных домов. Изначально квартиры в них были коммунальными. Рядом с домами построили уборные и угольники. По задумке автора проекта дома стоят таким образом, что, если смотреть с высоты птичьего полёта, они очертаниями напоминают шахтёрскую лампу. 

 

Один из домов микрорайона «Горняк».


Первый смотр

В то же время в местной газете «Красный шахтёр» появилась новая рубрика «СМОТР. Генеральная проверка шахты». Целью её создания было привлечение рабочих, работниц и технического персонала к делу рационализации производства, удешевления себестоимости и повышения качества продукции, а также поднятие производительности труда. И первой шахтой, подвергшейся смотру, стала «Пролетарская диктатура». 
Рабочий класс откликнулся, в газету стали поступать письма. Кто-то жаловался на регулярное отсутствие воды в новой шахтёрской бане, кто-то наоборот, на её избыток из-за протекающей крыши, но были и конкретные предложения. Например, повторно использовать железо от прохудившихся корыт, которых оказалось в избытке на территории шахты. В таких корытах старым дедовским способом тягальщики перемещали уголь от места добычи до вагонеток. 
У тягальщиков тоже имелись жалобы. Так, на 25 уступе 6-го бремсберга тягальщики должны были преодолевать путь в 10 саженей, тогда как все остальные — около четырёх. Всё бы ничего, но оплата была у всех одинаковой. 
На шахту требовали вернуть черепичников. Была когда-то такая шахтёрская специальность. В обязанности черепичников входила выборка из угля черепики – кусочков породы, отколовшейся вместе с углём. Когда не стало черепичников, заниматься этим обязали отбойщиков, но те едва успевали выполнять свою основную работу, поэтому черепика отправлялась вместе с углём на-гора, сильно ухудшая его качество.   
Откатчицы требовали выровнять рельсы, потому что вагонетки часто опрокидывались, а ставить их на место было сложно и занимало много времени. 
Можно подумать, что производство находилось на очень примитивном уровне, но это не совсем так. 
Одновременно с ручным трудом в производство внедрялись новые механизмы, но из-за нехватки специалистов и низкой квалификации рабочих, они часто выходили из строя.
Выяснилось, что на шахте «Пролетарская диктатура» не всё в порядке и с техникой безопасности. Многие не соблюдают её правил, а случись на шахте пожар или ещё какая-то чрезвычайная ситуация, быть беде, ведь запасные выходы (на шахту Крыленко и рудник Мировая Коммуна) слишком узкие и удалённые.  

Идеологически правильная фильма

«”Зарэ” – культурная фильма, довольно богато насыщена нравами и обычаями одного из курдских племён, кочующих у подножия покрытого снегом Арарата и по каменистым склонам Алагеза…», – говорилось в анонсе нового фильма, который показывали 95 лет назад в шахтинском  Межсоюзном саду. Видимо, речь шла о нынешнем городском парке, в котором в 20-е годы ещё с дореволюционных времён оставался летний клуб с синематографом.
Сюжет фильма, снятого на киностудии «Арменкино», на самом деле не отличался оригинальностью. Обычная для немого кино история про двух влюблённых. В данном случае дочери бедняка Зарэ и простого пастуха Сайдо. Отрицательный персонаж – богач Темур-бек вознамерился силой взять себе в жёны Зарэ. Молодые люди из народа боролись за своё счастье с классовым врагом. А чтобы было интересно, в фильме показали «массу бытовых явлений»: заклинания, изгнание духов, проклятия, суеверия, легенды, молитвы и «прочее невежество».

 

Кадр из немого кино "Зарэ"

Фабрика денег 

Сейчас трудно поверить, что в начале ХХ века в городе Шахты был свой стационарный цирк. «Фундаментальный зимний цирк «Колизей» на базарной площади рядом со страхкассой появился к концу 1926 года. В апреле 1927 года на его арене прошли гастроли известного иллюзиониста Касфикиса Констано. Можно сказать, это были его последние гастроли в России, потому что вскоре он эмигрировал за границу. 
Касфикис Констано – грек по национальности, родился в актёрской семье. Его отец владел в Краснодаре эстрадным театром «Арлекин». Вероятно, поэтому иллюзионист очень артистично подходил к своим выступлениям, удачно приправлял фокусы весёлым конферансом. Среди его трюков: «Распиливание женщины», «Дама в воздухе», «Ваза фараона» (в большую вазу наливали воду, а потом из нее доставали сухих уток и гусей, а также разные предметы).
Касфикис известен тем, что создал крупнейший в 20-е годы иллюзионный аттракцион, требующий участия значительного числа ассистентов, в том числе лилипутов. Его секрет он передал своей бывшей жене, Клавдии Карасик (Клео Доротти), когда навсегда покидал советскую Россию. Его наработками также пользовался другой известный иллюзионист Эмиль Кио.  
Считается, что выступления Касфикиса вдохновили Михаила Булгакова на написание сцены с фальшивыми деньгами в варьете. Дело в том, что в арсенале иллюзиониста был фокус с машинкой, печатающей деньги. Трюк назывался «фабрика денег». 
В небольшой аппарат с двумя параллельными вращающимися валиками вкладывались чистые листы бумаги такого же размера, как денежные купюры. Касфикис поворачивал ручку, и из чудо-машинки вылетали настоящие деньги, влажные, как будто и в самом деле только что отпечатанные. Этот аппарат вызывал настоящий ажиотаж среди нэпманов. Говорят, однажды двое деловых людей всерьез захотели купить у Касфикиса «фабрику денег». Тот, не моргнув глазом, тут же «отпечатал» червонец и подарил им. Нэпманы предъявили эту купюру эксперту госбанка и, убедившись, что деньги настоящие, уплатили обманщику огромную сумму за аппарат, который, естественно, очень скоро перестал «печатать» червонцы. Касфикис к тому времени уже успел покинуть страну. Там он прожил недолго. 
Костано Касфикис трагически погиб в 1934 году во время гастрольного тура по Испании. Как и положено иллюзионисту, его смерть окутана тайной. По одной версии, в дороге на Касфикиса свалился один из его ящиков с реквизитом и разбил ему голову. По другой, смерть Касфикиса наступила также от его собственного реквизита, но звучит более зловеще. Якобы во время дорожно-транспортного происшествия пила, которой он обыкновенно «распиливал ассистенток», выскользнула из ящика и перерезала ему шею, почти отделив голову от тела. 

 

Касфикис Констано показывал шахтинцам фокусы.

При подготовке статьи использованы архивные материалы ГКУ РО «ЦХАД в городе Шахты Ростовской области».

Автор Александра ЗАЙЦЕВА

WhatsApp logo Отправить новость в редакцию WhatsApp 89281804304

Читайте также

Оставить комментарий


Яндекс.Метрика