Жестокий управляющий или талантливый промышленник: история предпринимателя Чурилина из Шахт

 

110 лет назад умер владелец крупного рудника близ Александровска-Грушевского –  Николай Иванович Чурилин. Вспоминаем выдающегося предпринимателя, оставившего большой след в истории нашей малой родины.

Информативный некролог

То, что в городе Шахты в своё время было множество шахт, ясно из названия. Уголь здесь добывали и когда город носил другие названия: Грушевское горное поселение и Александровск-Грушевский. В основном шахты (рудники) носили имена своих владельцев. Сейчас у всех на слуху фамилия Парамонов. 
Действительно, вокруг оснащённого по последнему слову техники рудника товарищества «Парамонов и с-вья» в короткий срок вырос красивый благоустроенный посёлок, но в истории нашего города есть и другие фамилии, например, Чурилин. 
Даже в наши дни старожилы по старинке называют посёлок Дувановка хутором Чурилиным. Здесь в начале ХХ века был Власовский рудник Чурилина и Кукса, впоследствии (незадолго до октябрьской революции) именовавшийся рудником «Наследников Чурилина».  
В 1912 году в «Александровск-Грушевской маленькой газете» был напечатан такой некролог:

«Старая Грушевка лишилась ещё одного из своих созидательных деятелей. 4 июня умер старейший и деятельнейший углепромышленник Николай Иванович Чурилин. Простой, умный и на редкость уживчивый был человек. Вся жизнь Николая Ивановича – это беспрерывный труд, труд изо дня в день, без отдыха. Уже давно доктора предписывали ему отдых, поездки на Кавказ, но без работы, вдали от своих дел, он изнывал. Не корысть, не жажда увеличения богатства побуждала Николая Ивановича к работе, а выработанная годами система жизни: ни одного дня без работы. Вот почему деятельным, трудолюбивым его помощникам было так легко у него работать! Лишь бы дело делать, пусть будут ошибки, но вперёд, вперёд!
Созданные на Грушевке Николаем Ивановичем дела ныне оцениваются в миллионы рублей, как например рудник «Общества Грушевский антрацит». Вначале восьмидесятых годов прошлого столетия Николай Иванович, имея лишь небольшую долю прав на войсковую площадь, но не имея в то время нужных капиталов, лишь своею настойчивостью и доверием к нему денежных людей, сумел поддержать инженера В.А. Отто и постепенно, заинтересовывая денежных людей (Г.И. Шушпанова) создал это так разросшееся теперь дело. Не меньшие трудности по развитию и поддержанию дел приходилось переживать Николаю Ивановичу и на Власовском своём руднике, который только в последние месяцы совершенно перешёл в его единоличное распоряжение. Мы, добывающие свой хлеб на делах, созданных умершим Николаем Ивановичем, будем всегда помнить этого исключительного человека. Тихого, всегда ровного, незлобливого человека, который умышленно не был способен даже пожелать кому-либо зла. 
Е. Колодуб».

В этом некрологе, написанном Емельяном Колодубом, упоминается Владимир Александрович Отто. На руднике, который Отто арендовал у Чурилина, Колодуб начинал свою карьеру штейгера. Было это в 1889 году. Соседом по руднику был Гавриил Ильич Шушпанов. Впоследствии рудники вошли в «Общество Грушевский антрацит», а в советское время стали соответственно шахтой №1 и №2. Шахта №1 была соединена с шахтой Красненькой, и уже в конце 20-х годов прошлого столетия «завалилась», а №2 была частью Пролетарской диктатуры (из показаний Емельяна Колодуба на допросе по Шахтинскому делу). 

Ростовский купец и общественный деятель

Николай Иванович Чурилин оставил заметный след и в истории Ростова-на-Дону. 
Там у него имелось своё дело под названием «Торгового Дома Николая Ивановича Чурилина и Компании». Это была хорошо технически оснащённая Макаронная фабрика. На ней стояли механизмы, приводимые в действие двумя паровыми машинами. Фабрика производила до 1600 тонн продукции в год, которая продавалась по всей Российской империи. 
Фабричная территория была обширна, поэтому хватило места для строительства ещё одной фабрики – галетной — первой ростовской фабрики по производству печенья. 
Фабрики Чурилина были среди первых абонентов городской телефонной сети. 
Кроме этого, Чурилин владел пивоваренным, винно-медоваренным заводом и заводом фруктовых вод.
В 1905 году на макаронной фабрике случился взрыв мучной пыли. Он привёл к пожару, сильно повредившему здания. Жители соседних домов обратились к главе города с просьбой запретить Чурилину восстановление сгоревших помещений. Они опасались повторения несчастья, ведь каждый год происходили пожары поменьше. Помимо опасности взлететь на воздух или сгореть, владельцы примыкающих к фабрике домов жаловались на непрерывный (и днём и ночью) шум работающих механизмов, а также, считали они, мучная пыль, дым от печей и котлов «заражают воздух». 
Известно, что в 1893 году Чурилину принадлежал магазин «под Городской управой» (дом Максимова). «Большой выбор шорных и экипажных принадлежностей, готовых сёдел и экипажей… Там же производится перетяжка старых колёс новыми резиновыми шинами Товарищества резиновой Американской мануфактуры». 

 
Кроме коммерческой деятельности (он был купцом 1-й гильдии), Николай Чурилин активно участвовал в общественно-политической жизни Ростова-на-Дону, за что получил звание почётного гражданина. Он был членом Биржевого комитета, являлся председателем попечительского совета среднего механико-химико-технического училища, был избран почётным членом окружного попечительства детских приютов. В 1897—1901 годах был гласным городской думы Ростова-на-Дону. 
Похоронен Николай Чурилин в Ростове-на-Дону на Братском кладбище. Предприятия унаследовали его сыновья Михаил и Александр. Власовский рудник Чурилина стал именоваться «Рудником наследников Чурилина».

Жестокий управляющий

Иногда в прессе появлялись заметки, по которым сегодня можно судить, как жилось и работалось на этом руднике.
В 1915 году, когда в разгаре была Первая мировая война, местным шахтёрам приходилось несладко. В рудничной лавке втридорога продавали товары, а управляющий рудником – Черкасов — очень неохотно отзывался на просьбы трудящихся. Если он не жаловал своих работяг, то что же говорить о военнопленных австрийцах, которые должны были жить и работать на руднике. Им даже не на чем было спать. 
За них заступились русские горняки, попросили выделить бедолагам хотя бы солому на подстилки. На это управляющий ответил, что пусть сами ищут. От такой жизни пленные норовили сбежать с рудника. В конце концов под давлением полицмейстера Черкасову всё же пришлось создать более-менее сносные условия и для военнопленных, и для местных рабочих. Австрийцам выдали матрацы и поселили в казармы, а в рудничном магазине поменяли арендатора. 
Господин коммерсант из Юзовки сумел обеспечить необходимый ассортимент товаров и приемлемые цены, почти такие же, как на руднике Парамонова, который рабочие чурилинского рудника почитали за эталон.   

Застольная расправа

Однажды (дело было всё в том же 1915 году) компания служащих Рудника наследников Чурилина собралась на квартире арендатора рудничного магазина «перекинуться в картишки» и продегустировать «виноградные соки». Вино в те годы было под запретом, поэтому пили «соки». 
Под воздействием «соковых паров» был избит счетовод больничной кассы. Случилось так, что он проигрался и обратился к другому участнику вечеринки – бухгалтеру — с просьбой уплатить долг за занятия с его дочерью (видимо, счетовод подрабатывал репетиторством). Вместо долга счетовод получил тумаки в тёмной комнате, куда его завёл коварный бухгалтер. На крики побитого явилась полиция и прекратила посиделки.

В Ростове-на-Дону осталось немало материальных свидетельств кипучей деятельности Николая Чурилина, среди которых здание макаронной фабрики. Недавно в нём задумали открыть «Чурилин центр» с творческими мастерскими и выставочными площадями. 
Что осталось от власовского рудника Чурилина ещё предстоит выяснить шахтинским краеведам, но совершенно точно, имеется породный отвал, который, как и многие терриконы, ныне пытаются разбирать.

 

Подготовила Александра Зайцева.

WhatsApp logo Отправить новость в редакцию WhatsApp 89281804304

Читайте также

Оставить комментарий


Яндекс.Метрика