160 лет атаману Алексею Каледину: вспоминаем его военные подвиги, борьбу с большевиками и нежную любовь к супруге

 

Профессиональный военный

Алексей Максимович Каледин родился 12 (24) октября 1861 года в хуторе Каледин, станицы Усть-Хопёрской, Области Войска Донского. Имя Алексея Каледина связывают прежде всего с Гражданской войной на Дону, хотя сам он хотел этого меньше всего, и делал всё, чтобы не допустить братоубийственной войны.
Каледин с юности избрал военную стезю, в 1882 году окончил Михайловское артиллерийское училище, в 1889 году Николаевскую академию Генерального штаба. В 1899 стал полковником. 
Сослуживцы считали его честным, смелым, упрямым и, может быть, несколько угрюмым человеком. Первую мировую войну будущий атаман начал в роли командующего 12-й кавалерийской дивизии. Он был ранен, награждён. 
Командуя 8-й армией, участвовал в знаменитом Луцком прорыве, который при советской власти стал именоваться Брусиловским, поскольку генерал Брусилов перешёл на сторону красных.

Каледин не хотел становиться ни на чью сторону. Он вообще был за деполитизацию армии и сохранение законной российской власти. После Февральской революции генерал Брусилов докладывал Верховному главнокомандующему генералу Алексееву, что «генерал Каледин потерял сердце и не понимает духа времени – его необходимо убрать. Во всяком случае, на моём фронте ему оставаться нельзя».
Так, герою, прославившему русскую армию, не нашлось в ней места... Каледин был отозван в Петроград и там назначен членом Военного Совета, получил отпуск для лечения на Кавказских Минеральных Водах.
На Дону, в Новочеркасске, в это время происходил Казачий Съезд, где за кулисами уже вставал вопрос о его кандидатуре на пост донского атамана.18 июня 1917 года Большим Войсковым Кругом Донского Казачьего войска по-старинному допетровскому обычаю Алексей Каледин был избран Донским Войсковым Атаманом. Из 700 делегатов за него проголосовало более 600 человек. Он стал первым выборным атаманом Войска Донского после того, как в 1709 году выборность была упразднена Петром I. 
Осознавая своё положение, Алексей Каледин пророчески произнёс такую фразу: «…Я пришёл на Дон с чистым именем воина, а уйду, быть может, с проклятиями».

Политика

В августе 1917 года в связи с мятежом Корнилова, который неудачно пытался установить режим военной диктатуры, Каледина отстранили от поста атамана и даже потребовали у Войскового правительства его ареста. Однако этого не произошло. 
Казаки ответили, как обычно: «С Дону выдачи нет!». В итоге приказ был отменён при условии «ручательства» правительства за Каледина, а 23 октября Чрезвычайная следственная комиссия вынесла постановление о непричастности генерала Каледина к Корниловскому «мятежу».
В октябре большевики свергли Временное правительство и захватили власть. Каледин не признал власть большевиков, и они объявили атамана своим главным врагом. 
К границам Области войска Донского стали стягивать многочисленную красную гвардию, а также ряд частей старой армии с австро-германского фронта и особые отряды моряков Черноморского и Балтийского фронтов.
В это время большинство донских воинских частей ещё находилось на внешнем фронте. Большевики устраивали там митинги, активно агитировали.

В результате с фронта многие приходили уже «политически подкованными», и не желали становиться под знамёна атамана. По этой причине Каледин согласился на формирование донских партизанских отрядов из казачьей учащейся молодежи, и дал разрешение генералу М. В. Алексееву на формирование на Дону Добровольческой Армии. К ним примкнул Л.Г. Корнилов. 
С помощью отряда партизан под руководством есаула Василия Чернецова атаман пытался прекратить политические брожения. В Александровске-Грушевском отряд Чернецова отличился тем, что, войдя в город, устроил массовые аресты и большевиков, и эсеров, и тех, у кого нашли оружие. Кого-то показательно выпороли, многих увезли в Новочеркасскую тюрьму. Спустя две недели всех выпустили, так как на шахтах и заводах начались забастовки. До массовых расстрелов ещё не доходило. 
В книге шахтинского писателя Владимира Черкасова «Корни твои» инженер Емельян Скороход, прототипом которого послужил Емельян Колодуб, приезжал к Каледину, чтобы просить об облегчении участи рабочих.

Начало конца

В декларации, опубликованной по случаю создания на Дону Добровольческой армии, говорилось, что армия будет «до последней капли крови защищать казачьи края, давшие ей приют». Однако, уже в середине января 1918, когда красные вплотную подступили к центру Добровольческой армии –  Ростову и Новочеркасску – центру управления Донским Войском, добровольческое командование приняло решение покинуть пределы Донского Войска. 
29 января атаман собрал войсковой круг. Ознакомив собравшихся со сложившейся ситуацией, он сказал: «Положение наше безнадёжное. Население не только нас не поддерживает, но настроено к нам враждебно. Сил у нас нет, и сопротивление бесполезно. Я не хочу лишних жертв, лишнего кровопролития, предлагаю сложить свои полномочия и передать власть в другие руки. Свои полномочия войскового атамана я с себя слагаю».

 
Члены объединённого правительства не возражали, так как понимали, что 150 штыков в руках детей-гимназистов не спасут положение. В тот же день Каледин застрелился, не дождавшись даже передачи власти.Через две недели после гибели атамана в Новочеркасск вошли красногвардейцы и казаки войскового старшины Н.М. Голубова. 
Был расстрелян выбранный казаками новый атаман А.М. Назаров. А могила Каледина, по некоторым сведениям, была разрыта с целью убедиться, что генерал действительно мёртв. После победы Советской власти имя Каледина было запрещено упоминать, а могила атамана бесследно исчезла. Было много попыток отыскать её, но успеха они не имели. Среди казаков Алексея Каледина прозвали «Атаман-печаль».

Немного о личном…

Если об Алексее Каледине до недавнего времени вообще не принято было вспоминать, то что же говорить, о его личной жизни — о ней известно немногое.  Каким человеком был Каледин можно судить из воспоминаний его вдовы – Марии Петровны Калединой, в девичестве Гранжан, которая пережила своего мужа лишь на полтора года.

 
Свадьба Алексея Максимовича и Марии Петровны состоялась 16 августа 1895 года. К этому времени Каледин имел чин капитана и был переведён на Дон из Варшавского военного округа, где он и познакомился со своей будущей супругой. 
Алексей Максимович очень нежно относился к жене, хотя на людях и был сдержан. В частной жизни атаман называл её «Ма», а она его Alexis. Мария Петровна была уроженкой Швейцарии. Уезжая, он писал ей не реже двух раз в неделю. 
Показателен один случай из их совместной жизни. Алексей Максимович в молодости много курил. Марии Петровне это не нравилось, однако она ему этого не показывала. Но однажды, накануне её именин, он спросил, чтобы она хотела в подарок.
В этот момент он курил. Супруга посмотрела на него и сказала:
– Я бы хотела, чтоб ты бросил курить. Это будет для меня самый большой подарок.
Каледин задумался, докурил папиросу и, когда потушил её, сказал:
– Maри, это последняя папироса, которую я курю.
С тех пор он никогда больше не курил.  
У Калединых был единственный сын, который в возрасте 11 лет утонул во время купания в реке Тузлов. Горе ещё больше сплотило супругов. Они прожили вместе 23 года и тонко чувствовали друг друга. 
Накануне самоубийства Каледина Марии приснился ужасный сон. В нём два жеребца: белый и чёрный бились насмерть. Победил чёрный…
В тот роковой день, заботясь о своей «Ма», атаман распорядился собрать вещи жены в дорогу, чтобы она могла сразу уехать. Но она этого не сделала. Мария проводила супруга в последний путь, стойко перенося и одиночество. Друзья – супруги Богаевские — сразу уехали из города, и любопытства толпы. Кто-то пришёл на похороны, чтобы поглазеть на убитую горем атаманшу. 
Укрыться от большевиков ей помогла игуменья монастыря на крещенском спуске. Там она жила под видом монахини, пока Новочеркасск был занят красными. 

Подготовила Александра Зайцева.

WhatsApp logo Отправить новость в редакцию WhatsApp 89281804304

Читайте также

Оставить комментарий


Яндекс.Метрика