Как был построен и уничтожен знаменитый рудник Кошкина в Шахтах

Летом 2020 года в рамках проекта «Прогулки по старому городу» краеведы и работники шахтинского архива совершили экскурсию по местам, где когда-то был рудник Кошкина. Поводом вернуться к этой теме и посетить те же места стали фотографии, отыскавшиеся в фондах столичной библиотеки.

Ранее краеведам были доступны лишь снимки из фондов ЦХАД г. Шахты, с видами шахты 20 лет РККА (в советское время название последней шахты рудника Кошкина). Обретённые недавно уникальные фотографии были сделаны в 1880-х годах. На них изображения как отдельных объектов и людей, так и большой панорамный снимок, дающий представление о том, что и где располагалось на старом руднике Кошкина. Автором снимков является фотограф-изобретатель Иван Васильевич Болдырев. 

На фото: Краеведы и местный жители 

Часть эксперимента

В 1882 году на Всероссийской художественно-промышленной выставке в Москве он представил «камеру усовершенствованную весьма лёгкую, с приспособлениями» и «смоловидную ленту» – прототип современной фотоплёнки. К сожалению, эти новинки не были оценены по достоинству современниками, зато они были в восторге от работ Болдырева.

Известный в своё время критик В.В. Стасов назвал фотографические снимки Болдырева не менее выразительными, чем произведения художников-передвижников. Сам фотограф рассматривал фотоработы лишь как средство демонстрации своих изобретений.  Снимки, сделанные на руднике Кошкина, были очередным экспериментом изобретателя. Здесь Болдырев впервые попробовал снимать внутри шахты при искусственном освещении. 

Первые «правильные» шахты

Семён Кошкин начал добывать уголь ещё в 1817 году, когда недалеко от шахты Попова выкопал свою небольшую шахтёнку. 
В 1841 году антрацит в наших местах стали добывать «по всем правилам», и Кошкин на правом берегу реки Грушевки построил шахты Николаевскую и Михайловскую. Именно их видно на снимках Болдырева.

Глубина Николаевской шахты составляла 45 сажень, Михайловской – 48 сажень (около 96 и 102 м соответственно). До 1880 года на руднике добывалось до 600 тысяч пудов, но благодаря техническому прогрессу, добыча удвоилась и составляла 1200000 пудов. На поверхность уголь доставлялся двумя паровыми машинами в 18 и 20 лошадиных сил. Летом на руднике работало 100-150 человек и 300 зимой. Постепенно запасы на этих двух шахтах истощились. 

На другом берегу

В 1877 году на противоположном берегу Грушевки началось строительство новой Евдокиевской шахты. Через четыре года она заработала. На тот момент это была самая глубокая шахта на Грушевском месторождении – 72 сажени (153 м). Её вместе с другими шахтами унаследовал сын углепромышленника – Иван Кошкин.

Из сведений, опубликованных в «Горном журнале» известно, что приток воды в руднике составлял 150 тысяч вёдер в сутки. Водоотливная машина в 45 сил размещалась в фахверковом здании – здании с каркасной конструкцией. Надшахтное здание и здание паровых котлов были каменными.

Первый рабочий пласт пересекался шахтой на глубине 64 (136 м), а второй рабочий пласт – на глубине 72 сажень (153 м). Был ещё и третий пласт, но он, имея идентичный первым двум пластам химический состав, значительно уступал им в качестве, и уголь из него, если и добывали, то только во время повышения цен на него. Работы велись с закладкой выработанного пространства пустой породой и с креплением откаточных штреков каменной стенкой. Доставка угля от забоя к шахте производилась лошадьми по рельсам. Для искусственной вентиляции шахтных выработок использовался вентилятор Гибаля, приводимый в движение 10-сильной машиной. Вначале на этой шахте стояла одна углеподъёмная машина, но позже упоминаются уже две. Одна имела зубчатую передачу с цилиндрическими барабанами, другая – прямого действия с коническими барабанами. Первая машина поднимала уголь с пласта №1, вторая – с пласта №2.

На фото: Сортировщики угля

Новый рудник, как и старый был соединён железнодорожной ветвью со станцией Грушевка. Так как он относительно железнодорожной дороги располагался на холме, то доставка угля к железной дороге производилась по штольне, соединяющей шахту с железнодорожной ветвью. На этом руднике численность рабочих увеличилась. Зимой на нём трудилось 700, а летом 300 человек. Добыча антрацита доходила до трёх с половиной миллионов пудов. Хороший работник зарабатывал в зиму 120-200 рублей.

Рабочие жили в казармах. Кошкин был первым из донских углепромышленников, который решился затратить большой капитал на копь с глубокой шахтой по примеру РОПиТ (который, в отличие от Кошкина, пользовался государственными субсидиями). 
В 1889 году над устройством рудника работал молодой инженер С.К. Орлов, выпускник Санкт-Петербургского горного института (1883 года). Он считал, что шахта построена не совсем удачно, с краю шахтного поля, поэтому вскоре пробили ствол ещё одной шахты – Макарьевской, которая и стала впоследствии шахтой 20 лет РККА.  

Память и отвалы

Выехав на место, краеведы выяснили, что от рудничных строений, которые запечатлены на снимках Болдырева, не осталось и следа, хотя есть ещё старожилы, которые помнят, как в послевоенные годы работала шахта на другом берегу Грушевки (откуда производилась съёмка), помнят, где проходила железная дорога. О том, что здесь были шахты, свидетельствуют породные отвалы. Один из них разровняли и его едва видно, второй же дошёл до нас почти неизменным и представляет собой так называемые «павлиньи хвосты». Таким образом в былые времена отсыпали породу, когда привычных нам пирамид-терриконов ещё не было.  

Старожилы рассказали, что выше по течению Грушевки располагался сад при руднике углепромышленника Кошкина. Ещё в 80-е годы ХХ века можно было видеть гигантские тополя, растущие с тех времён. Многие из них уже были наполовину засохшими, с большими дуплами, в которых мальчишки норовили устроить костёр. Был в этих же местах подвесной мост через Грушевку, который сильно раскачивался, когда по нему двигались пешеходы. 

Александровск-Грушевский бунт 

Причина, по которой от некогда процветающего рудника почти ничего не осталось, не только время. 
В 1905 году на руднике случился настоящий погром. Спустя три года, в 1908 году состоялся суд, где в качестве свидетеля выступал управляющий рудником Абрамов. Он рассказал как было дело: «25 октября 1905 года александровск-грушевский полицмейстер спрашивал меня по телефону, всё ли у нас благополучно. Я сообщил, что происшествий никаких нет. Затем полицмейстер сообщил, что рабочие на руднике Стахеева (в будущем шахта «Пролетарская диктатура») бросили работать. После этого через некоторое время я был извещён, что громадная толпа рабочих идёт на наш рудник.

Выйдя из рудника, я увидел громадную, движущуюся толпу с красным знаменем впереди. Тем временем полицмейстер Колпиков попросил священника в облачении с иконой выйти навстречу толпе.

Это всё было сделано, и, когда священник начал читать манифест*, то они закричали: «Что ты нам читаешь, мы давно лучше тебя знаем!» После этого рабочими минут за 5 были разграблены магазин с товаром, контора, склад с машинами рудника и другие постройки. Затем в одном из зданий разбили диван и перелив керосином солому, зажгли её. После этого вся толпа отправилась в Александровск-Грушевский». 
Это и одновременно возникшие финансовые трудности уничтожили знаменитый рудник Кошкина.
Если сравнить панораму на фотографии и современный вид с холма, то можно заметить небольшие изменения: из-за породного отвала на пути водного потока русло Грушевки стало по-другому изгибаться, а также высота холма на левом берегу увеличилась. Краеведы считают, что произошло это, когда засыпали штольню Евдокиевской шахты.  

* На главном фото: Вход в штольню

* Манифест – законодательный акт Императора Всероссийского, обнародованный 17 (30) октября
1905, был разработан С. Ю. Витте по поручению Императора Николая II в связи с непрекращающейся «смутою». 

Автор Александра ЗАЙЦЕВА

WhatsApp logo Отправить новость в редакцию WhatsApp 89281804304

Читайте также

Оставить комментарий


Яндекс.Метрика