Фотопроект «Это и есть война»

Про войну в последнее время стали говорить как-то совсем легко. И люди из власти, и обыватели с антифашистскими наклейками на автомобилях «Можем повторить...»  

Телевизионные эксперты пылко подсчитывают подлётное время ракет, с упоением рассказывают о новинках и последних разработках вооружения. Даже ядерной войны, кажется, перестали бояться, как чего-то недопустимого.

Почему? Потому что беды войны – это то, что будет не с ними. Как им кажется. 

Сами надеются отсидеться вдали от передовой. В окопах гнить они точно не будут. И детей своих от войны тоже найдут как уберечь. Воевать на чужой земле пойдёт простой парнишка из далёких регионов, из глубинки. 

Ораторы, пропагандирующие сегодня войну — или циничные подлецы, или безумцы.  
А что мы? Достанет ли у нас сил это остановить, пока не поздно?

Сообщество независимых российских СМИ «Синдикат-100», куда с 2020 года входит более 30 федеральных и региональных изданий, включая «Издательский дом Перегудова» (сайт kvu.su), публикует серию фотографий, сделанных на разных войнах последнего века. 

Не отводите глаза. Посмотрите на эти фотографии внимательно. Это и есть война. 

И она не должна повторяться!

Тела погибших советских солдат на обочине дороги
Изображение смерти, непременного элемента войны, кодифицировано как в официальной фотографии, так и в частной. Непогребенные тела бойцов Красной Армии — нередкий сюжет у солдат-фотографов Вермахта, который может напоминать о низкой ценности жизни и достоинства противника. Это одна из излюбленных тем нацистской пропаганды, находящая многочисленные параллели и отклики в письмах и воспоминаниях солдат германской армии. В них мы можем встретить и ремарки относительно того, что ≪русские не хоронят своих убитых≫ (это происходит в первую очередь из-за поспешного отступления Красной Армии, но многие солдаты Вермахта усматривают здесь ≪традиционные≫ или ≪природные≫ черты советского врага). Известны запреты командования частей Вермахта хоронить убитых советских солдат.

Казнь

Спиной к фотографу стоит девушка в форме РККА без ремня и головного убора, в окружении солдат Вермахта. Надпись на обороте: «Казнь». Место и время снимка неизвестны. Фотография была наклеена в не дошедший до нас фотоальбом.

Спящие на земле пленные

На снимке пленные, спящие под открытым небом, спасаются от холода в выкопанных углублениях, группируясь по несколько человек.

Фотография принадлежит к серии снимков, сделанных, возможно, охранником лагеря. Его точное месторасположение неизвестно. На одном из снимков стоит штамп фотолаборатории в г. Билефельд (Германия). Рядом с городом находился крупный лагерь Stalag 326 (VI K) Штукенброк-Зенне, в котором во время войны содержались советские военнопленные (около 60 тыс. из них погибли и были похоронены здесь); возможно, фотография сделана в этом лагере.

Как здесь все красиво горело

Надпись на обороте фотографии: «Как здесь все красиво горело».
Тема ≪красоты≫ огня, уничтожающего города и деревни, нередко встречается в воспоминаниях солдат и фотографов Вермахта1. Этот топос доживет до наших дней. Так, мы находим его в одном из эпизодов и в названии фильма югославского режиссера Срджана Драгоевича (1996) ≪Красивые деревни красиво горят≫ (≪Lepa sela lepo gore≫), посвященного войне в Югославии в 90-е гг. ХХ в. 

Местные жители на казни
На публичные казни оккупанты для наглядного ≪урока≫ заставляют приходить местное население. В воспоминаниях гражданское население отмечает в воспоминаниях публичные казни в числе самых страшных эпизодов войны и оккупации. В мемуарах солдат Вермахта мы встречаем любопытство к эмоциям ≪русских≫ при виде смерти — и выводы о ≪безразличии≫, подтверждающем ≪бесчувственную≫, ≪нечеловеческую≫ природу ≪врага≫. Эта конструкция (далекая от понимания реальных переживаний и поведения попавших под оккупацию гражданских лиц) легитимирует жестокое обращение с противником и местным населением и демонстрирует «превосходство» оккупантов. Похожее желание рассмотреть и запечатлеть лица гражданских жителей, согнанных для присутствия на казнях, мы наблюдаем и на некоторых фотографиях.


Беженцы
Сотни тысяч гражданских жителей оккупированной территории СССР были вынуждены переселяться из сожженных деревень и городов, спасаться бегством от военных действий, голода и болезней, покидать по приказу оккупационных властей «партизанские» зоны. Для многих из них, в первую очередь детей и пожилых людей, депортации в тяжелых условиях, часто пешком, невзирая на погодные условия, заканчивались гибелью.

  

Опорный пункт Альказар
Название боевой позиции солдат Вермахта ≪Альказар≫ (в память о крепости, которую союзники Третьего рейха франкисты обороняли от республиканцев во время войны в Испании) красноречиво говорит о смене обстановки: они ведут ожесточенные бои в обороне. Возможно, автор надписи на снимке был знаком с пропагандистским фильмом ≪Осада Альказара≫ (1940) итальянского режиссера Аугусто Дженнина.

Похороны солдат Вермахта
Фотограф запечатлел на этом снимке похороны погибших солдат Вермахта, по-видимому, торопливые и без почестей. 1944 год, Корсунь-Шевченковский «котел».
Надпись на обороте: ≪Хоронят изувеченных солдат».

«Уличный бой в Кале»
Бои за французский город Кале, стратегический порт, шли 24–26 мая 1940 г. 10-й танковой дивизии Вермахта здесь противостояли французский гарнизон, а также британские и бельгийские войска. Город подвергся ожесточенным обстрелам артиллерии и авиабомбардировкам и был взят ценой серьезных потерь со стороны Вермахта.
На снимке два погибших артиллериста у орудия калибра 75 мм (модель 1897 г.), использовавшегося французской армией и во время кампании 1940 г.

Русский

Советский пленный . Надпись на обороте: «Русский»

Коми 

Советский пленный. Надпись на обороте: «Коми».
В собранном нами фонде фотографий есть серия портретных снимков. Они были сделаны, по-видимому, в одном и том же месте и одним человеком. Ни место, ни дата, ни автор снимков неизвестны. На них запечатлены тридцать мужчин, вероятно, советских военнопленных. Их одежда не отличается однообразием: форма РККА без знаков различия, форма Вермахта без знаков различия, на одном — старая французская пехотная шинель. На обороте снимков по-немецки записана национальность сфотографированных, для нескольких указаны дополнительные уточняющие детали, например город, возраст, профессия. Все снимки сделаны вне помещения, днем. На заднем плане мы смутно различаем высокие деревья (возможно, сосны) и постройки (вероятно, одно- или двухэтажные).
Трудно точно сказать, с какой целью делались эти фотографии. ≪Определитель типов≫ представителей разных народов СССР? Этнографическая ≪коллекция≫ фотографа? Свидетельство о победах Вермахта, покорившего ≪восточные народы≫? Судя по состоянию пленных (они аккуратно выбриты и подстрижены, умыты, не выглядят голодными), мы не можем исключить, что снимки делали в целях пропаганды. Однако у всех лица серьезные или мрачные, ни один из них не улыбается — эти фотографии не похожи на свидетельство ≪счастливой жизни≫ в плену. 

Ладон.
Судя по надписи на обороте снимка, солдат-фотограф запечатлел расстрелянных во французском городе Ладоне французских пленных и гражданских лиц (мужчин и женщин, всего более двадцати человек), обвиненных в сопротивлении наступающей германской армии. Июнь 1940 года.

Беженка

Чечня

Грозный, Чечня, январь 2000 года

Раненый ребенок

В больнице Аль-Кинди. Раненый ребенок, вся его семья погибла в результате ракетного удара на южной окраине Багдада. Ирак, 1 апреля 2003 года.

Беслан

Северная Осетия, сентябрь 2004 года

Беслан

Северная Осетия, сентябрь 2004 года

Цхинвал

18 августа 2008 года

Уборка улиц

Добровольцы убирают тела с улиц Триполи. Ливия, 28 августа 2011 года.

Сирия

Хомс, Сирия. 12 мая 2014 года

Чечня

Центорой, Чечня. 16 декабря 1999 года

После похорон

Работник кладбища несет многоразовый гроб в хранилище после похорон женщины, погибшей в результате взрыва в Багдаде. Ирак, 31 марта 2003 года 

Похороны

Тикрит. Ирак. 2 августа 2003 года

Пленные 

Иракцы, задержанные американскими морскими пехотинцами в Эль-Фаллудже. Ирак, 19 ноября 2004 года

Память об Ашуре

Афганские шииты бьют себя цепями в память об Ашуре. Кабул, Афганистан, май 2009 года.

Пристанище для наркоманов

Бывший российский культурный центр в Кабуле стал пристанищем для сотен наркоманов. Афганистан, май 2009 года

Ливия

Ливия, март 2011 года

Ливия

Ливия, март 2011 года

Ливия

Ливия, март 2011 года.

Ливия

Ливия, март 2011 года.

Донецк

Донецкий аэропорт. Февраль, 2015 года

Украина

Днепропетровск, Украина. 26 марта 2015 года. Солдаты загружают боеприпасы в старый БТР в тренировочном лагере недалеко от Днепропетровска. 

Ливия

Ливия, март 2011 года. 

 

WhatsApp logo Отправить новость в редакцию WhatsApp 89281804304

Читайте также

Оставить комментарий


Яндекс.Метрика