С широко закрытым ртом: как журналистов России загнали в угол госцензуры

 

24 февраля началась российская военная спецоперация на территории Украины. Это отодвинуло на задний план всю повестку о коронавирусе и вакцинации. Мысли стали выстраиваться в один вопрос: «Что будет дальше?» И внимание к новостям, как никогда, усилилось, но при этом количество информации по теме резко сократилось.

Группа «СМИ города Шахты», где журналисты получали официальную информацию, решением городской администрации была закрыта. По всем вопросам власти города стали перенаправлять в региональный пресс-центр, отказываясь давать любые комментарии.
Роскомнадзор опубликовал письмо с требованием средствам массовой информации  пользоваться только официальными российскими источниками.

Журналистов загнали в угол госцензуры. В противном случае можно лишиться всех ресурсов, а в некоторых случаях и свободы.
Ограничения коснулись и работы соцсетей: замедлился Фейсбук, Инстаграм и Твитер. Аудитория  стала массово добавляться в Телеграм. Но тревоги от этого не стало меньше. Особенно, когда началась война. Война  информационная.

Те, кто  вчера обсуждал кампанию вакцинации от коронавируса, выход новой модели смартфона и опиловку деревьев в парке, внезапно стали нетерпимыми к иной точке зрения. Случилось страшное: родственники перестали общаться, друзья — дружить. Из жизненного калейдоскопа исчезли краски, поделив всё на чёрное и белое. 
В чаты и телеграм-каналы под видом новостей с места событий стали попадать и непроверенные данные, и откровенная фальсификация — фейки.

Началось активнейшее информационное противостояние, о котором будут рассказывать в учебниках истории. Но это будет после. 
Сейчас мы вынуждены собирать информацию по крупицам из разных источников, проверять и перепроверять, делая запросы только в официальные органы. И ждать ответ, который, к сожалению, не всегда сохраняет свою актуальность.

Свобода слова закрылась на домашней кухне, озираясь по сторонам. Так… на всякий случай. С широко закрытым ртом.
Как журналист и социолог, я не должен принимать ничью сторону в конфликте, и стараюсь этого придерживаться. Как гражданин России, я должен выполнять те требования, которые на сегодня необходимы по многим объективным и субъективным причинам.

На четвёртый день спецоперации Министерство обороны России официально подтвердило боевые потери со стороны России, указав о большем (в десятки раз) количестве потерь со стороны Украины. И это не просто печально — это трагедия.

Читая в новостях, это воспринимается не так больно: «Это там, не со мной. Это военные...» Но это тоже сыновья, мужья, братья, отцы малышей… со своими планами и мечтами. Которых ждали дома.

И нам остаётся ждать, когда всё это закончится. Прежде всего, оставаясь людьми. 

WhatsApp logo Отправить новость в редакцию WhatsApp 89281804304

Читайте также

Оставить комментарий


Яндекс.Метрика